Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Однажды летом я приехала к девчонкам на дачу. Сначала мы как обычно ходили на футбол, потом, так как меня некому было проводить, да и лето было, мы поехали к ним домой, а на следующее утро - на вокзал. Простояв в очереди, мы обнаружили, что наш поезд уже сейчас уходит с платформы номер 7. Быстро купив билеты, мы проскочили через турникеты и пулей вылетели на платформу. Платформу номер 6. Платформа номер 7 была совсем рядом, но отгорожена стеной. И пройти на нее никак не представлялось возможным. Но нам повезло, на этой платформе так же стоял поезд, который по идее, должен был нас довести до какой-то из ближайших остановок, где потом мы смогли бы сесть на маршрутку. Как всегда с приключениями, мы сели в поезд и услышали невнятное "Поезд проследует со всеми остановками........кроме (и далее назвала нашу остановку)" - мы застремались, но было уже поздно. Потом мы поспрашивали у пассажиров и оказалось, что все нормально - то, что мы услышали как "кроме", было словом "далее". В общем, бред, но как-то мы все-таки добрались до их дачи.

Провели там дня 3-4... Сначала я встретила там человека, который провел со мной и сестрой почти все мое детство - это Наташина бабушка, Ольга Ивановна, она была нам няней. Самое удивительное об этом человеке то, чего я никогда не ожидала услышать... Однажды Наташа рассказала, что, мол, приехали они на дачу, а там весь дом поделен на две части. Дом и так крошечный, там почти не протиснуться, а тут еще и эту крошечную площадь Ольга Ивановна взяла и поделила на двое - поставила стену просто и все - якобы, по закону имеет право.

Наверное именно поэтому я очень боялась встретиться с ней снова. Ведь как никак я очень хорошо ее помню, она долгое время с нами сидела, я с ней часто ссорилась, но все-таки это детство и даже плохие воспоминания, почему-то вызывают в голове что-то теплое. А тут такое - вроде как я должна девчонок поддержать и осуждающе посмотреть на нее свысока... Но мне стало легче, когда я увидела, что и тетя Аня (мама Наташи и Кати) и девчонки вполне нормально уже с ней разговаривают. По крайней мере, если бы это была холодная война - я бы наверное почувствовала. ДЛя меня было искренним удивлением то, что Ольга Ивановна узнала меня сразу, почти не думая, с первой же секунды, как она меня увидела. А ведь мне было лет 7-8, когда она со мной сидела. Меня мои одноклассники старые узнать не могут, а тут... В общем, странно это как-то. И, наверное, чуть-чуть приятно. А она совсем не изменилась...

Потом меня пробило на труд. Видимо я, девушка, которую уже тошнит от городской жизни, давно мечтала снова оказаться на даче, ближе к природе. Мы собирали яблоки, а в тот год все яблони просто прогибались под тяжестью огромного урожая, пололи грядки, собирали (и так же ели) ягоды, пробирась сквозь тернии малины и крыжовника, чего я уже 100 лет не делала, параллельно обсуждая последние новинки фильмов, музыки и школьные сплетни. После такой работы, не той скучной, за компьютером, когда сидишь уже как зомби, твой мозг постепенно плавицца и вытекает через нос, а обычной, самой обычной, отчасти даже физической работы, тем более на свежем воздухе и под палящим солнцем, самое приятное это принять холодным душ, самому приготовить ужин и лечь спать - кстати спать будешь как убитый. Нас и тогда пробило на воспоминания. Вечером мы приготовили огромную кастрюлу картофельного пюре с тушенкой (соотношение было неравное, тушенки было раза в два больше)))... Я терпеть не могу картошку, особенно пюре, но вот это месиво, которое с виду похоже на, прости господи, блевотину, мы съели с удовольствием - как бы отвратительно оно не выглядело, оно охрененно вкусное.

Всю ночь я, Настя (старшая сестра девчонок), Наташа и икающая Катя, благодаря которой мы хохотали до коликов, играли в карты. На втором этаже у них на даче самое классное это окна. Они расположены от середины стены до потолка и занимают всю стену по длине - почти как пентхауз, только более ветхий и вид оттуда гораздо круче - я смотрела в эти окна и видела почти все известные мне созвездия и даже частично млечный путь. Мы играли в тысячу. Играли бесконечно долго, но весело.)

На утро нас опять пробило на воспоминания. Мы сходили в магазин за сгущенкой и сделали то, чем родители давно стали пренебрегать, оперируя тем, что мы, мол, выросли. Дорогие родители, это не аргумент, чтобы ограничивать детей, все еще, кстати, детей, в оладьях со сгущенкой. Вы же знаете, как мы их любим. Всегда любили и всегда будем. Каждое утро в Клину начиналось непременно либо с оладьев со сгущенкой (да, это обязательный атрибут), либо с чая с бутербродами с икрой. У нас же оладьи сначала больше напоминали манную кашу, потому что мы как-то не так отрегулировали плиту, ну а потом нам было уже все равно - да, по форме и размеру они напоминали нечто среднее (что я в детстве почему-то называла странным словом "снегуруха"))), но зато вкуууус...

@темы: DesignDevotedTO...