Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Возвращаться на тренировки, да еще и в таком усиленном формате, как я сейчас (на прошлой неделе было 5 тренировок, на этой неделе я нацелилась на все 7), это ни с чем не сравнимое чувство. Когда ты только приходишь после перерыва (для столь требовательного спорта месяц перерыва это уже много), ты сначала чувствуешь резкое разочарование, потому что ты не только не можешь делать те движения, которым, казалось, ты только научился (бланш, например, или переворот вперед на опорном прыжке), но ты даже упражнения на закачке выполнять не в состоянии.

Чувствуешь себя полнейшим пельменем и бесполезной овсянкой, но вот проходит неделя, вторая и ты вспоминаешь, что такое бежать на треню в любой свободный вечер. И вот сначала ты стабильно начинаешь делать сальто углом (до бланша я все еще никак не доберусь), постепенно начинаешь тренировать новые элементы на бревне, на которые твоя тренерка поглядывает, а потом подходит и заинтересованно говорит «а чего это ты такое делаешь? покажи, я тоже хочу попробовать», а тренер-мужик, после пятнадцатиминутного выспрашивания «чего? куда руки? а голову куда? как-как?» говорит «да ну нафиг, как вы вообще на этом снаряде занимаетесь??», начинаешь соединять рондат-фляк, учишься игнорировать боль в забитых икрах, берешь слово с тренерки, что она даст тебе в следующий понедельник пробовать винт (!!)

А ещё, у нас появился новый тренер по гимнастике. Пока непонятно, останется он у нас или нет, но такого офигенного, внимательного и заботливого мужика у нас еще не было. Хочу, чтобы он остался. А если он будет в другом зале, буду ходить туда.