Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Сознание очень странная штука. То ли на меня так действуют лекарства, которые я пью, то ли пью я не то и не от того, но постепенно у меня создается впечатление, что голова моя плавно улетает в какую-то сторону. И даже несмотря на жуткие сны, катастрофически нервное состояние, я держусь на ногах. Я очень не люблю ныть, а еще больше я не люблю чего-то бояться, для меня собственные страхи это наверное худшее, что для меня в этой жизни есть.

Поэтому я продолжаю твердо стоять на ногах. Пеку блинчики и маффины с голубикой, радуюсь сданными на отлично экзаменами, хожу на тренировки и первая решаюсь начать отрабатывать на бревне акробатическую связку (рондат - сальто назад для соскока), ухаживаю за мамой, которая то лежит с заклиненной спиной, то напивается до вертолетов с подружкой (в пользу мамы, последнее происходит раз в год). Валяюсь в ванной, сплю, продолжаю монтировать отличные видосики по работе и с радостью берусь монтировать видео на 17 февраля - встречу выпускников, 10 лет выпуска - для людей, часть из которых я стойко ненавидела весь подростковый период. Забавно, но оказывается, спустя 10 лет и благодаря работе над самооценкой я выяснила, что вроде как и злюсь я не на тех, а на одноклассников у меня нет больше никаких обидок...

Ну, в общем, все вроде так гладко и клево, а голова существует в каком-то своем отдельном пространстве, о котором я никому ничего не рискую рассказать. А о существовании онного говорит только почти слезший с большого пальца ноготь, потому что я как какой-то наркоман продолжаю упорно расковыривать под ним кожу (от ногтя уже осталась половина), но слава богу подобное проявление моего психоза мало кто замечает, кроме меня, ведь когда надоедает или слишком начинает болеть палец левой руки, я берусь за правую. А это и правда больно. Но потом проходит и я начинаю по новой. А никому не рискую рассказать просто потому, что это пространство моих страхов, моих слабостей и мир жалости к себе. И я с удовольствием даю себе себя пожалеть (в отличие от моей старшей сестры, которая как раз этому пытается сейчас научиться у психотерапевта), я вот четко знаю, что дав себе протрястись от страха и поблевать от отвращения, а потом плакать под грустные песенки (спасибо Хаусу, теперь в моем плеере есть целый альбом таких специальных композиций для моментов жалости к себе) пару дней подряд это отличный выход накопившимся и где-то подавленным кусочкам остатков чувств/страхов и тп. А потом оно отступает само.

И уже после этого не страшно впиваться ногами в края бревна, пытаясь встать новую связку, можно смело улыбаться и искренне радоваться словам моей тренерши «Вот Аню слушайте, потому что она все знает и правильно говорит». И надеяться, что еще через пару месяцев голова встанет на место окончательно. А пока простите за немногословные и, возможно, слишком сумбурные посты.