Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Впрочем, в том, что мой молодой человек не смог въехать в Россию и вернулся обратно в Стамбул, есть свой сакральный смысл. Но я не про знаки и суеверия, а скорее про то, что он был в адском стрессе, потому что его дядя в последнее время адски давит на него на работе и он честно, впервые в Стамбуле сказал, что "здесь хорошо, я не хочу уезжать". Обычно оттуда он всегда писал, что тут скучно, надоел дурацкий пыльный город, надоели Арабы, хочу в Москву. И вот он впервые уже не хотел в Москву. Тем более, что я была рядом с ним. И он впервые не хотел в Москву возвращаться. И не вернулся.

Для меня это тоже имело определенный смысл. В такие моменты, в моменты неприятностей, мы очень сближаемся и вспоминаем, 'what really matters'. Мы очень хотели уехать в июле отмокать на море, даже хотя бы куда-то в Турцию, но теперь финансовые проблемы, связанные с его депортацией, просто не позволят нам заикаться о полноценном отдыхе. И при других обстоятельствах я бы очень расстроилась, потому что сейчас мне это очень нужно, я тоже в последнее время работаю в атмосфере постоянного стресса. Но сейчас это уже неважно. Я приеду в Стамбул, к нему. Мы возьмем машину и отъедем на пляж в соседний город, никаких проблем. Может даже снимем там дом на пару-тройку дней (в Стамбульской квартире все кровати во всех комнатах односпальные и мне очень не хватает просто спать в обнимку рядом с ним) и этого будет достаточно.

Хотелки и претензии сразу куда-то уходят, хочется поддержать, обнять, просто иметь возможность снова сидеть друг рядом с другом и пить чай, разговаривая обо всем на свете. Я в любом случае отправлена по одному предмету на пересдачу, так что в начале июля я полечу туда, а он оттуда еще не улетит к тому моменту (получать новый паспорт, подавать на новую визу).

И оставшись без каждодневной работы, он начал думать о других возможностях, которых у нас навалом, и часть которых мы уже распланировали чуть ли не по дням - что, как делать, откуда финансировать и тп. Короче, я уверена, то, что он споткнулся о российскую границу, даст нам возможность посмотреть на нашу жизнь под другим ракурсом (ведь даже когда ты падаешь, ракурс меняется), остановиться и продохнуть среди ненавистной уже нам обоим работы и наконец заняться воплощением наших идей. И это прекрасно. Так должно было случится, иначе мы бы вернулись к привычному ритму жизни и продолжили бы не видеть многих-многих вещей.

А сейчас я вижу - я хочу и готова идти с этим человек рука об руку дальше еще долгие годы. Мне хочется быть, а если не быть рядом, то все равно делиться всем, общаться, шутить, вспоминать и мечтать.