Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Ну я в принципе знала, что что-то по-любому перед соревнованиями пойдет не так. Хотя я даже не знаю, в какой момент я потянула себе так сильно ахилл. Он вроде не болел. После тренировок не беспокоил. В одну из пятниц, после недельного перерыва из-за отравления, я была не в очень хорошем состоянии и решила вместо групповой тренировки (и закачки АЗАЗА) пойти в новый зал (наша школа купила огромный за на шоссе энтузиастов), на свободную тренировку. Чтобы наконец придумать хореографию для соревнований, соединить это все по ковру. Собственно, часть движений я уже придумала дома, основная проблема была расположить это на ковре, чтобы передвигаться из угла в угол и успеть расположить все диагонали согласно музыке.

И когда я пришла на треню, у меня уже побаливал ахилл, но такие мелкие боли я обычно не замечаю, мало когда ты приходишь в гимнастический зал и у тебя вообще ничего не болит. Всегда что-то болит. То локти, то плечи, то спина, то голеностоп, то икроножные мышцы, после растяжки вообще всегда болят внутренние поверхности бедер. Короче, это всегда пропускается мимо ушей.

Мне говорили наши девочки, что в новом зале адски жесткий ковер. Но я не придала этому значения. На мостики у нас тоже все жалуются - все прыгают с двумя пружинами, а я всегда прошу три, потому что чем жестче мост, тем сильнее он толкает. Ну и я подумала - хорошо, ковер тоже будет такой. Но черт, он и правда адски твердый. И вроде выталкивает, но приземляешься на него, как на чертов бетон. И после нескольких прогонов диагоналей на ногу наступать было почти нереально. Но я решила, что тренировку все же надо продолжить. К тому же нога болела только при определенных движениях, я могла спокойно прыгать, подниматься на мыски и так далее. Но вот на следующий день я не могла на ногу наступать вообще.

Пришлось неделю сидеть с замотанной ногой дома. За неделю она прошла до того состояния, в котором она была до изначальной тренировки. И я теперь в адской дилемме. Соревнования я пропускать не хочу, поэтому максимально держу ногу в покое. К тому же соревнования это полторы минуты выступления. За эти полторы минуты моя нога так сильно не разболится, как за 2 часа беспрерывной тренировки (к слову, свободная тренировка оказалась жестче, чем групповая - я прыгала почти без перерыва и даже этого не замечала. Хотя на групповых ты всегда еще стоишь в очереди и отдыхаешь). Но вот незадача. За свободную тренировку я подготовила только половину программы. И смогла нормально соединить только две диагонали. А у меня еще две диагонали и еще полпрограммы. И импровизировать я не смогу - потому что надо понимать пространство и знать почти каждый миллиметр своего шага.

Поэтому мне придется снова идти на свободную тренировку. Помимо жесткого ковра в зале еще есть воздушная дорожка. На ней я мечтала соединить рондат-фляк. Но видимо, об этом мечте придется забыть. Максимум, на что я могу рассчитывать, если очень повезет - добрать только хореографию на ковре, потом пойти на воздушную дорожку и соединить остальные две диагонали. Прыгать акробатику на этом жестком ковре я просто сейчас не смогу. Я и так рискую этой тренировкой снова слечь с адски больной ногой. Но я приму все предосторожности на этот раз, затейпируюсь и обмажусь жгучей мазью. Так потери будут минимальными.

В итоге у меня будет скучная программа, все мои диагонали будут минимальными по сложности, все, на что я могу рассчитывать, это что моя зажигательная музыка и хореография, образ кан-кан дамы и эээмм... харизма (которая у меня отсутстует) растопят сердца наших тренеров, которые будут сидеть в жюри. А так - я ничего не умею, программа у меня фиговая, музыка слишком быстрая, я сдыхаю где-то после второй диагонали из-за бешеного темпа, но я буду надеяться, что все-таки полторы минуты - и я их даже не замечу, будет очень быстро. И надеюсь, что моя нога тоже не заметит.

Я подхожу к соревнованиям по-задротски. Я знаю, что у нас есть девочки, которые будут чуть ли не на ходу все соединять. Но я так не умею. Я расписала на листе А4 свою музыку, по музыкальным частям, по долям и счетам. И всю хореографию и диагонали записала. Каждое движение и каждый шаг.

Соединять стресс от предстоящих соревнований с подготовкой к сессии и новой целой тучей задач по работе, в том числе ручной раскруткой соцсетей через фейковые аккаунты и лайкинг, это просто ебаный пиздец, который снова пошатнул мое и так не очень-то крутецкое здоровье. Кишечник опять начал шалить, персен уже не очень помогает. Как я не хочу снова ходить по врачам, вы бы знали. Но я чувствую себя настолько не очень, что походу мне все равно придется. Вот только когда? После Турции, очевидно. Это будет очень весело, черт. Особенно, если меня скрутит посреди экзаменов.

Хотя Турция обладает каким-то волшебным действием на меня и мой вечно бурлящий живот. Я прибываю там всегда в таком волшебном расположении духа, что живот проходит, перестает шалить пищеварение, все работает, как часы. А еще я хорошо там сплю...

Но до Турции еще дожить. За эти 2 недели нужно доделать программу, купить наконец шлюшецкую юбку, кружевной чокер и перчаточки, подготовить все 7 предметов снуля (черт, я опять дотянула до последнего) и зарядить всю свою работу на 2 недели вперед, чтобы там я смогла отдыхать. Веселуха.