Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Любопытную еще вещь я заметила про себя. Долгое время я была уверена, что свитшоты с микки-маусами и хеллоу китти, откровенная нелюбовь к кожаным сумкам (только холщовые, только хардкор), неоправданная любовь к мультикам и игрушкам из киндер сюрпризов (неоправданная в том плане, что нравились любые мультики, даже неинтересные и придурошные, просто потому что мультики и "ялюблюмультики") это мой стиль и что это никак не связано с возрастом.

Но оказалась права я ровно наполовину. В каком-то возрасте, наверное, в районе 16 лет, я застряла в своем детстве. Застряла из-за проблем с отцом. Точнее, из-за комплексов, которые во мне родились из-за проблем с отцом. И я всеми силами упорно пыталась вернуть себя в детство - одеждой ли, аксессуарами ли, мультиками ли, всякими няшками ли... ну короче. И мне все было интересно, я когда-нибудь изменю себе? Мои вкусы когда-нибудь переменятся? И сколько должно мне стукнуть, чтобы это случилось.

Но с цифрой это оказалось не связано. Только с детскими комплексами и daddy issues. Совсем недавно я через эти проблемы переступила (каким-то неведомым мне опытом и, конечно, при громадной моральной поддержке от Утку). И тут же поменялись вкусы.

Я поняла это недавно в магазине бижутерии. Утку привез мне из Стамбула ювелирную подвеску, а я хотела вечером надеть ее с какими-нибудь подходящими сережками. Но ничего, попадавшего в цвет розового золота у меня не было, поэтому я пошла в Диву искать что-то подходящее - и под подвеску, и под мой бомжацкий бюджет. Я раньше обожала этот магазин, он был самым дешевым из всех бижутерных и там можно было купить много больших, крупных и красивых сережек (наверное, из украшений я больше всего помешана на сережках). Чем больше и чем блестящее, тем лучше. Но в этот раз я поняла, что такие мне больше не нравятся. И я выбрала самые мелкие и аккуратные из всех.

В одежде то же самое, я перестала носить аляпистые вещи, в моем гардеробе появились блузки, вместо спортивных толстовок появились легкие и элегантные свободного покроя кофты, я заметила, что даже вместо пижамок со снупи (которые я все еще люблю) мне стало гораздо приятнее одевать на себя сатиновые комплекты.

Вместо вечно крашенных волос я стала готова к своему натуральному цвету волос, потому что натуральный цвет мне стал нравится больше, чем белая неестественная мочалка. И если в 21-22 года я пыталась "переделать себя", но потом все равно вступала в противоречие сама с собой и говорила "да не нужна мне вся эта ваша элегантность, это мой стиль и он никогда не изменится".

Но тогда я просто была к этому не готова. Во мне говорили два человека - я, желающая быть взрослой, и я, все еще плачущая и слабая "папина дочка". Сейчас же я гармонично слилась воедино в одного человека - стойкого, уверенно стоящего на ногах, не противоречащего самой себе, не врущего себе в собственных желаниях, понимающего и слыщащего свой внутренний голос и свои потребности. И мне больше не надо скрывать себя за маской, если я чего-то хочу, значит так и должно быть.