Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
И да, я все равно хотела устроить себе классный новый год. Но я прилетела буквально накануне. И времени что-то подготовить у меня не было. Когда я прилетела, Утку был уже у меня дома. На следующий день планировалось с утра пойти на почту, потом у меня были запланированы две встречи, чтобы передать то, что меня просили привезти из Турции, потом заехать ко мне на работу за зп, потом поехать в Ашан купить новых игрушек на елку (Утку на кухню и в коридор купил мне белую мишуру и нам очень понравилась эта идея - мы захотели купить белые новогодние игрушки, чтобы вся елка была в белых цветах), заодно купить немного еды на вечер и следующие несколько дней.

На почту я шла с грустным настроением, потому что мне практически ничего из подарков не пришло. Пришел один подарок и леотард из Америки. Положить хотя бы два подарка под елку - и то дело. Поэтому мы забрали их, зашли домой, потом поперлись ко мне на работу и затем в гагаринский в ашан. Утку стоически выдержал эту адовую толпу, хотя выглядел уставшим и унылым. Но его настроение резко переменилось, когда психанула я. На втором этаже мы обнаружили, что игрушек больше не осталось, там повесили какую-то одежду и все. Я и так грустила на тему того, что новый год уже какой-то не такой классный, как был раньше, а тут все как-то совсем наперекосяк пошло.

В общем, я сколько не пыталась держать себя в руках, пока я ходила и просматривала остатки игрушек, слезы сами полились рекой, невольно. Я старалась успокоиться, пока Утку стоял в стороне, чтобы он не увидел. Но у меня не получилось. Он все равно увидел меня зареванную и тут же принялся меня успокаивать. Что самое главное, он ни разу не сказал, что "это глупости", "что ты рыдаешь из-за ерунды", он просто обнял меня, дал мне поплакать и начал рассказывать, как мы будем спасать наш новый год. А потом еще по дороге как только мы проходили мимо какой-нибудь елки, он в шутку говорил "хочешь я с нее утащу игрушки для тебя?"

После Ашана мы пошли в спортмастер смотреть ему боты (он забыл свои зимние ботинки в офисе, а мы хотели гулять). Но ему почти ничего не нравилось, а единственные бртинки саломон, в которые он влюбился, он покупать отказался (8к казалось ему слишком дорогим), поэтому я уговорила его на то, чтобы я поменяла свои планы на его подарок (я планировала поехать и чуть позже вечером ему купить его подарок), он долго не соглашался, предлагал пополам и все такое, но я все же уговорила его и мы купили ему подарок.

А он купил мне телевизор (это был его план с самого начала). Я это использовала главным аргументом. Что 15к на меня это типа не дорого, а 8к на его подарок - дорого? Мы много сидим на кухне и телевизор - очень клевый подарок для нас обоих.

Потом мы поехали домой и у нас обоих разболелась голова. Мы поняли, что выбраться сегодня погулять у нас точно уже не получится. И мы решили, что погулять успеем и на каникулах. Тем более, что мы оба начинает побаиваться людных мест из-за участившихся терактов. Поэтому мы спокойно приехали домой, приготовили рис с жареной вермишелью, потушили картофель с морковью и горохом, поели и заварили турецкий чай. Потом пока он общался с многочисленными друзьями и родственниками, я пошла украшать комнату и собирать елку, попутно вспоминая традицию наряжать елку со своей семьей.

В чем заключалась эта традиция? В том, что каждый раз, когда мы с мамой и сестрой собирались наряжать новогоднюю елку (причем, когда сестра не жила с нами, она все равно приезжала на эту предновогоднюю суету), сестра с мамой в какой-то момент начинали ругаться, потом уходили каждый в свою комнату, хлопая дверьми. А оставалась одна с огромной елкой (в какое-то время она была даже больше меня), кряхтя, я еле-еле ее собирала, потом наряжала и украшала квартиру, забираясь на стремянку. А потом все радовались, какой классный у нас новый год, в начале января никто уже не помнил, что я делала это сама и когда я им напоминала, они хором говорили "да что за бред, мы все вместе украшали!"

В этот раз, я также в гордом одиночестве украшала комнату и собирала громоздкую елку. Впрочем, когда дело дошло до елки, Утку все же пришел и мы продолжали собирать елку вместе, чему я радовалась, как ребенок. Елка получилась пусть не белая, зато красивая.

Вечером я осознала преимущество появившегося телевизора на кухне - мы могли включить привычные мне новогодние передачи (не знаю, я не люблю нашу эстраду, но новогодние передачи тоже остались чем-то из детства), посмотреть обращение президента (зачем-то, видимо, тоже по традиции), потом смотреть первую серию нового сезона Родины. В районе 3 часов ночи мы уже оба клевали носом.

На утро Утку приготовил завтрак, мы открыли подарки (я сразу нацепила на себя гимнастическое трико, оно пришлось мне как раз по размеру), но настроение наше быстро испортилось, как только мы залезли в новости. Очередной теракт в Стамбуле и мы провели все первое января за сводками новостей.