12:05 

{папина дочка}

Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Я всегда была очень противоречивым человеком. Как во мне умудрялись сочетаться забитый закомплексованный подросток и уверенная в себе пробивная девочка-солдат, я не знаю. И я уже даже когда-то разобралась с причинами своих комплексов (они были почти на 100% связаны с уходом папы из семьи), я поняла, что за последние полтора года они напрочь стерлись из подкорки (так бывает?).

В детстве я чувствовала себя папиной дочкой. Вместо меня ждали мальчика (особенно, видимо, папа), потому что в семье уже была девочка - моя сестра. И я с радостью стала для папы мальчиком. Я все детство носилась с палками, ружбайками, мячами, мое любимое занятие было рвать новую одежду падениями об асфальт, а с неуодными ребятами во дворе я, судя по рассказам родителей, с тех пор как научилась ходить, разбиралась исключительно угрозами огромными палками, металлическими тяпками, выпрошенными у родителей под предлогом "мне надо там... потяпать...". Соседке, которая не давала мне в такие моменты требуемый инструмент, я секатором догадалась (блин, откуда столько гмна во мне было??) отрезать все распустившиеся цветочки, которые она так заботливо выращивала. Причем обрубила именно головки, сами растения оставила жить. В общем, была сорванцом, стригли меня всегда под мальчика, и я чувствовала себя счастливым ребенком, совершенно не ощущая себя при этом девочкой.

Когда я росла, желание угодить папе (как мне казалось, сам папа никогда на меня не давил) усиливалось, вместе с тем усиливалось и желание серьезно относиться к спорту. Когда вместе с футболом появился теннис, даже к рядовым тренировкам я относилась как к подготовке в Уимблдону. Папы в семье тогда уже не было. Он полностью оплачивал мои тренировки по теннису и просил не бросать, когда понимал, что я давно не просила у него на тренировки денег. Он интересовался моими успехами и брал меня по средам на матчи на грунтовых кортах МГУ. Тогда я впервые увидела его новую жену. И очень злилась, когда мне не удавался удар. Я хотела чтобы папа гордился мной.

Когда пришла пора поступать в университеты, папа взялся за мою подготовку с тем же рвением, с которым они с мамой взялись в свое время за поступление моей старшей сестры. Только вот они не взяли в расчет, что сестра пришла и сказала "хочу пойти на журфак". Я же вообще не знала, куда я хочу пойти. Они много меня спрашивали, в конце концов я сдалась и выбрала наугад то, что мне было тогда ближе всего - международные отношения. Папа так же рьяно нашел преподавателей из университета, в который я собиралась (РГГУ), оплачивал недешевые занятия каждую неделю по подготовке к поступлению. И я чувствовала, что должна поступить. Но не поступила. Когда наша преподавательница по английскому, которая курировала тогда мое поступление предложила финт ушами пойти на какой-то гмно-факультет и потом перевестись с него, я согласилась. Ведь я же должна была поступить любыми путями, чтобы не разочаровать папу. А еще он так гордился моей старшей сестрой и они с ней так хорошо общались, в отличие от меня, что я постоянно стремилась стать такой же.

Но отношения с папой не улучшались. Более того, постоянное давление мамы (она никогда не давила сознательно, говорила, что я должна общаться с папой, но периодические выпады из серии "ваш папа - козел" - меня выбивали из колеи) в сумме с подростковым возрастом зародили бунт. Я резко отказалась от всех желаний угодить папе, заодно разозлившись, что все то, что я делала раньше никогда не было достаточно.

Тут стоит отступить и напомнить - все это творилось в моей голове. Папа никогда не навязывал мне какого-то поведения, какого-то сюжета жизни, он всегда повторял, "дочки, даже если вы поймете, что мечта всей вашей жизни - это красить заборы, то мы вас в этом поддержим, вы должны быть точно уверены, что занимаетесь в жизни любимым делом" - но в моей голове зарождался какой-то параллельный сценарий, в постоянной конкуренции (как мне тогда казалось) с сестрой за внимание папы. Единственное, что, пожалуй, подогревало такое больное сознание, это то, что папа всегда был сдержан в своих эмоциях и редко проявлял их открыто, так же как и интерес к нашей жизни (который у него, безусловно, всегда был). Папина реакция на любое мое достижение в стиле "Мм... Понятно." и рассказы сестры, в стиле как он "повел ее в первый день учебы на журфаке в сбарро через дорогу", способствовало тому, что я чувствовала себя обделенной вниманием отца. Он никогда не искал возможности встретиться со мной одной, хотя постоянно делал это с моей сестрой.

Ну и подростковый бунт, уход из одного вуза, потом из второго и третьего, поступление в музыкальный колледж были, пожалуй, все из той же серии - я пыталась показать, что мне теперь насрать, насколько я правильная девочка, что я сама могу устроить свою жизнь и без участия отца ну и тд и тп. Однако появившиеся комплексы на эту тему образовали внутри дыры, которые нужно было чем-то заполнить. И тогда в моей жизни появился Риччи - ухажер, чей сын был младше меня на 2 года. Мне было всего 16, когда мы только встретились, а по-настоящему торкнуло меня уже после 18. Я долго цеплялась за него, хотя по сути, в нем были те же минусы, что и в моем отце - холодность в проявлении чувств, постоянное держание меня на расстоянии, жажда задвинуть мне какую-нибудь очень мудрую мораль, но при этом ни разу не сказать "я горжусь тобой". Он так же, как и мой папа, понимал всю степень моей к нему привязанности, но ничего с этим не желал сделать, только подпитывая каждый раз мою жажду что-то ему доказать.

Но только сейчас я понимаю, что мне другого и не было нужно. Я пыталась по-своему разобраться с этой своей проблемой отца, найдя себе идеальную модель для тренировок - точно такого же эмоционально холодного и сдержанного человека, с некоторыми отклонениями (даже), которые стали понятны только потом. Я поэтому никак не могла с ним расстаться, каждое наше расставание я принимала, как если бы папа снова решил уйти из семьи. Я прям помню, как в Анталии 2 с лишним года назад в январе, я стояла возле пропасти над морем и истерично рыдала, еле шепча "папа".

Наверное, и Лео, тогда появился в моей жизни не в лучший его период. То есть, я его приняла, несмотря на также небольшую разницу в возрасте (он был на 7 лет старше, кажется), он был по характеру как мой ровесник, я воспринимала его, как своего "однокурсника", у нас было много общего и мы были поначалу отличными друзьями. Но мне тогда не нужен был друг, я по-прежнему была под завалом всех этих моих комплексов. Поэтому нерешительность и неумение Лео быстро принять решение (черт, да мне не в падлу было делать это за нас двоих), условно, стукнуть кулаком по столу стало тогда камнем преткновения. Поэтому расставшись с ним, я снова тогда вернулась к Риччи, это было чем-то сродни зависимости, теперь я понимаю, что это простая психология и к любви это все не имело никакого отношения.

Я даже не знаю, в какой момент эти комплексы ушли сами собой. Может быть после последней встречи с Риччи (о которой практически никто в моем окружении не знает), может быть когда я постепенно подружилась с папой, а он, чуть постарев, стал более чувствительным, активно проявляет свои чувства, вспоминает прошлое и нежничает, чего мне всегда не хватало, может быть когда я поняла, что найденный мною новый кавалер, которому почти 40, не может снова становиться прихожей для всех моих комплексов и страхов, я не могу все их взять и резко перевесить на него со своих прошлых отношений.

Точнее говоря, первое время я пыталась. Утку очень терпеливо это принимал. Он всегда хорошо ко мне относился и не обделял вниманием, но мне всегда было мало. Я требовала больше, потому что даже находись он со мной тогда 24/7, этого было бы мало, чтобы искоренить тотальную неверу в себя. И я начала работать над этим. В какой-то момент был пик и мне четко открылось понимание, что мое бездонное желание привязать к себе нового партнера цепями и веревками, имеет все те же причины, что и раньше. И разбираться стоит все-таки с собой и своей самооценкой. Понять, что я уже не та маленькая девочка, которая стремилась во всем повторять за старшей сестрой, только чтобы добиться внимания отца.

Я уже вполне сформированная личность, со своими особыми интересами, с работой, которая возникла в моей жизни случайно, но в итоге определила область, в которой я хотела бы строить свою карьеру (и частично уже построила), со своей определенной внешностью (и тут тоже пришлось какое-то время подумать, чтобы все-таки наконец взять себя в руки и поменять то, что причиняет мне неудобство и рождает комплексы, как результат - здоровое питание, улучшилось состояние желудка и поджелудочной, -14 килограмма без особых усилий), своими навыками и талантами, с любимым делом, которому я остаюсь привержена и по сей день... в общем, я не знаю как, но в какой-то один момент я вдруг поняла, что никому ничего доказывать не надо. Что я это я. И мне уже неважно, что думает обо мне папа, гордится ли он мной или нет. Потому что я собой горжусь.

URL
Комментарии
2016-11-21 в 16:32 

Cancion del norte
Однажды ты станешь таким взрослым, что снова начнёшь читать сказки (К.С. Льюис)
Ух, как я люблю счастливые концы в историях на эту тему!
Спасибо, что поделилась.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Hadi hodri meydan!

главная