Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Поездка в отель была испытанием на стабильность моей нервной системы, проверкой на прочность и do I have the guts. А еще, пожалуй, это было хорошим тестом с главным вопросом "насколько ты реально любишь эту страну и насколько ты к ней готова". Когда я выезжала из бакыркея, я, естественно, вбила адрес в гугл карты, чтобы посмотреть, как мне до туда добраться. И я клянусь, я была уверена, что мой отель расположен в туристическом районе - в старом городе возле султанахмета. Это разноцветные деревянные домики, сплошные туристы, куча кафешек, баров и ресторанов и куууууча полиции и охраны повсюду. Это, скажем, такая картонно-пряничная Турция для отдыхающих внутри шумного и беспокойного Стамбула.



Но на карте мой отель отозвался совсем из другого места. Это район Эминоню, о котором я писала в прошлый свой приезд сюда. То самое стремное место, куда меня потащила Озюм во второй день. Это, скажем так, городок-рынок. На маленьких путанных улочках расположились бесконечные развалы с посудой, одеждой, специями, стройматериалами и так далее. Кажется, целый кусок города отдан под огромный базар. А народу там столько, что словами не описать. Пройти, а точнее продраться между двумя людьми практически невозможно. А еще в этой огромной толпе периодически ходят чае- и симитоносцы, с огромными подносами на головах или коромыслами с двумя подносами по краям, как они умудряются лавировать в такой толпе, я пока не очень поняла. Это и впечатляет и раздражает одновременно (ну куда вы лезете, в такую толпу).


Но главное, когда я попыталась посмотреть, точный ли это адрес, я включила просмотр улиц и зря я это сделала (если кому интересно - можете вот тут тоже "погулять" через просмотр улиц вокруг моего HHK отеля. Сам отель и здание клевое - старая историческая средиземноморская изба, покрашенная в зеленый цвет, с несколькими открытыми ярусами (открытая крыша с бассейном и рестораном на одном ярусе и чуть выше открытая терраса с панорамным видом на Стамбул. Но вокруг... БОльшая часть домой выглядела так, как будто тут только что закончилась война и бомбежка.

Я уже начала постепенно бояться, когда уходила от Эминоню все дальше и дальше вглубь со своим тяжелым рюкзаком (взять один рюкзак и попытаться туда напихать вещей по максимуму - это по-нашему!), Эминоню уже закончился, а вот лавки и развалы не кончались, причем если возле основного места скопления людей было более или менее цивильно, то там, в глубине, лавки становились все грязнее и заброшеннее. Когда я подошла к месту, где мне, судя по карте, надо было начать подниматься наверх (и достаточно крут был этот подъем) вокруг были одни полузаброшенные хибары с перебитыми стеклами, в которых на полном серьезе жили люди. Из местных мужских клубов, они же чайные комнаты (куда женщинам заходить нельзя) меня провожали каким-то очень недобрым (или просто крайне любопытным?) взглядом. Я даже если оденусь в балахон (я кстати, и так тут хожу во всем длинном, в длинных кардиганах и блузках с длинными рукавами и закрытым горлом), все равно не похожа я на местную... Что поделаешь.



Под давлением местных взглядов я продолжала идти вверх. Боже, как это было тяжело. А чем дальше, тем страшнее, как в сказке. Заброшенные трехэтажки и дома, явно после пожара, без стекол и дверей, но есть ли кто-то внутри - непонятно. И, наверное, подумалось мне, очень весело будет ходить здесь по вечерам. Что мне и предстояло проверить буквально этим же вечером, когда я приду с тренировки по капоэйре. И да, было очень забавно. Когда я вышла из метро, я на всякий случай позвонила Утку. Он предложил было идти и разговаривать с ним по телефону в течение всего пути до отеля, но я решила, что все-таки лучше айфон и вообще все вещи спрятать в рюкзак, чтобы если что было удобнее отбиваться/убегать. Сказала лишь, что перезвоню через 10 минут, а если не перезвоню, значит что-то со мной случилось... Забрала волосы в самурайский пучок и приготовилась к войне. Преодолевать этот же путь вверх почти бегом оказалось очень нелегко (хотя я нашла секретную лесенку, которая существенно сокращала мой пути через трущобы). И у двери в отель я думала, что я прям там упаду и сердце мое остановится (то ли от страха, то ли от усталости после пробежки в крутую горку, непонятно).

Но за следующие несколько дней я привыкла. И поняла, что не все, что выглядит бедно и по-рабочему, опасно. Ко мне никто не приставал, любопытные взгляды быстро прекратились, со мной даже никто не пытался разговаривать, кроме продавцов, которые в целом всех зазывали в свои лавки, и как только я заговаривала по-турецки, их рекламный энтузиазм вообще быстро пропадал, так что я легко там освоилась и бояться перестала. А когда мне понадобилась аптека вечером, местные с большой охотой мне помогали ее найти (открытых вечером аптек в Турции почти нет). Это вообще оказался обычный район, там жили старенькие бабушки, многодетные семьи, работяги и продавцы с эминоню.



В отеле мне дали комнату с видом на Босфор, хотя я такую не резервировала. У меня был потрясающий вид и в целом терраса на крыше мне была не нужна, потому что я открывала окна, свешивала ноги и наслаждалась видом, не выходя из комнаты. Выходила только покурить и выпить чая. В отеле работали милые и очень понятливые люди (когда я выезжала, они мне посчитали 1 чай, 1 айс ти и один суп, хотя я выпила минимум 15 чашек чая, выдула три айс ти и полноценно один раз поужинала в номере). Единственным минусом было наличие помимо меня в отеле исключительно сирийских туристов и консервативных семей из Турции. Мне больших сил стоило решиться пойти загорать (хотя в последний день я поняла, что им всем в целом пофигу) или поплавать в бассейне. Ах да, и конечно же, в первый же день моего там пребывания испортилась погода. Дождь быстро прервал мое купание в первый день, а во все последующие я быстро замерзала и долго находиться в воде не могла. Зато моментально сгорела на солнце (крем от загара мне низзя, у меня сразу начинается аллергия). Но пусть и не очень долго купалась, но сидеть возле бассейна на солнышке, пить холодный чай, курить свои любимые ментоловые мальборо - это прям то, что доктор прописал...



С трудом накануне я оставила свой компьютер в Бакыркее. Но потом не пожалела об этом. Просто сидеть и пить чай, просто сидеть смотреть на чаек (они так близко над нами летали, можно было дотронуться), просто слушать распевы мечетей по вечерам (у меня была мечеть под окном, каждое утро я просыпалась в 5 утра, что самое забавное, я просыпалась ровно за 5 секунд до начала пения муэдзина), просто сидеть и ни-че-го не делать, расслабляться, отдыхать, иногда переключаться на подготовку к экзамену по турецкому, это было прекрасно. Я поняла, что мне не хватало именно этого - периодически просто ничего не делать. Дома я всегда что-то делаю. Это всегда либо телефон, либо компьютер, либо еще что-то. А просто сидеть и спокойно дышать... мне никогда не приходило в голову, что это может приносить столько удовольствия.



Пока я была в отеле, я прогулялась по основным районам Стамбула. Я побывала в Юскюдаре, (на азиатской части Стамбула), куда я добралась на кораблике. Меня жаба задушила отдавать 100 лир за тур по Босфору, но я решила, что любая поездка на кораблике сойдет за эти впечатления и поэтому я за 4 лиры поехала на пароме от Эмионю в Юскюдар. Моего восторга от кораблика и плавания по Босфору хватило на 10 минут. Потом меня заебал ветер, который, как мне казалось, сейчас буквально взорвет мне черепную коробку изнутри. А когда настроение начало портиться, милый дяденька, до этого разносивший чай, начал продавать воздушные хрустящие вафли (конечно же, все дети их захотели). Боже, пусть сгорит в аду тот, кто придумал продавать ЭТО на паромах в Стамбуле. В итоге к ветру добавились крошки (ветер не прекращался ни на секунду, поэтому с каждым укусом этих вафель детьми напротив крошки летели мне в глаза, в лицо, в нос, в волосы и я думала, я скину этих детей с их вафлями за борт). Но мы успели приехать быстрее, чем у меня кончилось терпение.



В Юскюдаре я сначала явно ушла не в ту сторону, в которую стоило бы, потому что я час гуляла вдоль сплошных вилл, без намека на место, где можно было бы сесть и выпить кофе/поесть. В промежутках между домами можно было свободно добраться до пролива, поэтому везде были голые мужики, купающиеся в этом бензиновом аду (как они это делают и зачем, я не понимаю). Но в целом прикольно, особенно когда в маленьком закутке возле пролива между домами стояла, например, одна скамейка. Я бы с радостью жила бы в таком районе. Потом я вернулась на автобусе обратно на пристань (дядька, у которого я спросила на каком автобусе я могу доехать до знаменитой Девичьей башни "Кыз кулеси", явно меня обманул, сказав, что "на любом автобусе", потому что дальше пристани автобус так и не поехал), поела и выпила кофе в Мадо и пошла пешком в обратную сторону к этой башне. Потому что в целом больше смотреть и делать на азиатской части Стамбула нечего (грубо говоря). Башня и правда красивая (особенно, на закате), а чайные сады вдоль пролива просто потрясающие. Я уже дала себе обещание вернуться туда и все-таки сесть там попить чаю.



Обратно вернулась на волшебной ветке метро "Мармарай". Почему-то весной я не придала ей особого значения, и только сегодня до меня дошло, что турки реально проложили метро под (!!!) морем. Это вам не Москва-река, это реально море и широченный пролив не в самом узком его месте. А мысль о том, что ты попадаешь из Европы в Азию за 10 минут тоже впечатляет.

Я побывала в стамбульском монако, в районе Бебек, где живут богатые и где босфора не видно, потому что он покрыт равномерным ковром из яхт и лодок. Зашла там в старбакс и прогулялась вдоль пролива до второго моста (вот как далеко я зашла), с чашечкой кофе. Возле второго моста заметила интересные вязаные одежки у деревьев. Видимо, чья-то бабуля психанула и решила навязать на весь район... Или перепутала внука с сосной?




Я побывала на улице, которую боюсь до сих пор до дрожи - на Истикляле. Пройтись по нему и Таксиму стоило мне и в этот раз немало слез и мне показалось в какой-то момент, что я просто упаду в обморок. Я не знаю, почему так сильно меня тресет от Истикляля. Я долго думала об этом. Меня не трясет от Стамбульского аэропорта (разве что трясет от злости, когда стоишь 2 часа в очереди), мне не страшно на Султанахмете (кое-кто просидел там последний раз 4 часа в поисках покемонов на залюренных покестопах), мне не страшно в метро и переполненных метробусах, мне вообще уже нигде не страшно в Стамбуле, кроме этой самой улицы. Может, потому что сразу после теракта я не успела отфильтровать свою ленту в фейсбуке и невольно просмотрела всевозможные фотографии с расчлененкой и окровавленной плиткой. Может, потому что я всегда очень осторожна и даже невротична - я всматриваюсь в лица людей, я внимательно осматриваю прохожих, я иногда выхожу из вагонов метро и автобусов и жду следующих, если меня что-то обеспокоило. Это создает в моей голове ощущение спокойствия, что "я все контролирую" (хотя я понимаю, что это чушь). А на Истикляле рандомная толпа народу, все идут в разные стороны, поток людей не кончается, много арабов, сирийцев и куча просящих чего-то бомжей. Странных личностей там столько, что ждать от кого угодно можно чего угодно. А бесконечные полицейские, броневики спецназа и ограждения не способствуют спокойствию, а наоборот - создают какую-то тревогу, ощущение, что "здесь не все нормально", постоянно напоминают о прошедших терактах. Когда я наконец прошла (а точнее, почти пробежала) весь Истикляль и села на крыше ресторана, меня почти трясло. И после таких нервов, быстро начинал болеть живот. Но я заставила себя успокоиться и живот так же быстро прошел.



Что касается еды, здесь, в обычных нехипстерских (блин, Бакыркей точно для хипстеров!) ресторанах диетической еды не было. И я, сначала стараясь находить компромиссы или просив сделать мне "вот это, только без специй" (только один раз мне удалось получить мясное блюдо реально без специй, но так как это была ягнятина, менее вкусно от этого не стало), постепенно все-таки начала есть обычную еду. И мой живот отреагировал на это более, чем спокойно. А значит, антибиотики убили то, что вызывало у меня те самые симптомы. И это прекрасно. В прошедший понедельник я даже выпила свою первую за 3 месяца баночку колы (после капоэйры, вспомнив старые добрые времена, очень захотелось). Будем считать это моей терапией. Парень, который приезжал к нам на семинар 4 года назад, угостил меня колой, а я перед тем, как ее выпить, мантрами уговаривала себя, что со мной все будет ок. И таки было! Очень даже хорошо было, я вам скажу. Это была самая вкусная кола в моей жизни.



По местным капоэйристам уже прошла слава обо мне. После самой первой тренировки, на которую, оказывается, пришли и гости из других групп, мне в фейсбук начали писать какие-то рандомные люди из разных групп по капоэйре в Стамбуле, спрашивали советы по музыке и песням (именно голосом и вариативной игре на беримбау я запомнилась и тут), кто-то даже просил прийти в их группу с музыкальным мастер-классом (в основном это были капоэйристы из современной капоэйры, где музыке не уделяют столько внимания, поэтому даже те, кто занимается капоэйрой уже 5-10 лет может до сих пор не уметь играть ни на одном инструменте). Кто-то сказал, что в группе помимо меня так же хорошо играл на беримбау и пел только тренер группы. В целом, это не ахти какой комплимент, потому что в здешней группе и правда мало песен знают и играют на беримбау только ритм, не в состоянии отойти от него в вариациях ни влево, ни вправо. Что касается пения, то Имаха на них нет, они жалуются на плохую акустику в их зале из-за открытых широких дверей на улице. Серьезно? Плохая акустика? Мне кажется я там перехватываю у всех песни только от удовольствия услышать еще раз, как мой голос разливается по всему залу, такая там охренительная акустика. Просто петь кому-то надо громче... Конечно акустика будет плохая, если петь себе под нос...



Вчера на главной улице Бакыркея я застала празднование дня победы, толпа людей несла километровый флаг, люди выкрикивали лозунги (Ататюрковское "Ne mutlu türküm diyene!" - "Как счастлив тот, кто может сказать "Я турок" и "Mustafa Kemal'in askerleriyiz" - "Мы - солдаты Мустафы Кемаля"), свистели в свистки, играли на барабанах, проезжающие машины гудели, мне очень понравилось, что я это застала. Я вообще-то не планировала никуда выходить из-за угрозы терактов в центре во время празднований, но в Бакыркее тихо и спокойно, вряд ли кому-то есть дело до местной толпы пенсионеров, несущих флаг, а колонна (не такая уж и многочисленная) сопровождалась полицейскими со всех сторон. Так как мне все равно нужно было где-то поесть, я убила сразу двух зайцев, поучаствовав еще и в празднике.

А сегодня я познакомилась с тетенькой, которая убирается здесь, у них дома. Потрясающая немолодая (но очень молодо выглядящая) женщина, которая гордится тем, что благодаря работе (пусть и не очень уважаемой в обществе) она имеет возможность быть независимой и непривязанной ни к кому, в отличие от большинства женщин, которые в Турции с шеи родителей пересаживаются на шею мужчин, которые потом с ними делают, что хотят (ох, прям мне сегодняшний пост на джасте на эту тему пукан порвал, ох как я себя сдерживала). Она из того поколения, которое, по идее, наоборот еще подвержен всем этим убеждениям про священные узы брака и все прочее. Но когда я пришла из кофейни, она спросила курю ли я и не могу ли я угостить ее сигаретой, и мы с ней сели на балкон и разговорились. На своем жизненном опыте она поняла, что главное для нее это твердо самой стоять на ногах, несмотря ни на кого. Поэтому ей неважно, кто и что делает на тему ее работы (она из деревни и учиться в лицее или университете у нее возможности, разумеется, не было), ей важно, что она зарабатывает достаточно, чтобы себе ни в чем не отказывать, иметь возможность не только кормить себя и свою дочь, но еще и ходить пить кофе, куда хочется и когда хочется. И она очень расстраивается, что ее дочь, наоборот, отучилась 2 года в университете, хотя имела возможность учиться 4 и тут же выскочила замуж и окуклилась с детьми. Она очень переживает, что ее дочь в жизни ни дня не работала и она не сможет, если что, жить самостоятельно.
И не только про это, потом за обедом мы еще про много чего говорили, у нее на очень многие вещи довольно современный и удивительно правильный взгляд, хотя она и из старого поколения и из людей верующих. В общем, восхищаюсь такими женщинами искренне.

P.S. Шапито. Прошлой ночью в Конье отрубило электричество. Люди, уверенные в том, что это новая попытка переворота повываливались на улицы, заранее на всякий случай завернутые в турецкие флаги. Когда местная полиция и местные органы управления попыталась им объяснить, что никакого переворота нет и просто возникли перебои с электричеством, люди не поверили и приготовились всем миром защищать местных управленцов и штурмом брать танки. Которых, собственно и не было...) Перепалки с полицией о том, есть переворот или нет продолжался несколько часов. Тетеньки в платках и с флагом кричали, что готовы идти на фронт, если потребуется, прямо сейчас. Тысячная толпа убеждала полицию, что "нет, вы нас обманываете, мы знаем, это опять началось". Мне иногда кажется, что с крайней степенью турецкой патриотичности некоторым районам почти обидно, что это не они танки останавливали 15 августа... и у них прямо руки чешутся.

@темы: Заметки о Турции