Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Новый челлендж под названием купить турецкую сим-карту. Обещанные 50 лир за покупку сим-карты в Тюрк Телеком все-таки превратились в те же самые 80 лир, которые мне предлагали в Водафоне. 50 лир за новый контракт (хуясе, это они мне должны приплачивать, что я пришла именно к ним), 20 лир за пакет смс, звонков и интернета, 10 лир за подключение пакета. Но так как по моим подсчетам с билайном в роуминге у меня уходит каждый день по 50 лир так или иначе (что за мудаки придумали эти ебанные "пакеты", которые подключаются автоматически при первом использовании звонков или инета. то есть я не могу позвонить 2 минуты маме за 60 рублей, я буду обязана заплатить 200 рублей за 10 минут, которые я все равно потом не использу. вот не суки ли), а звонки здесь внутри Турции даже входящие мне проходить не будут, а именно эта коммуникация мне сейчас важна, чтобы кооперироваться с семьей. Короче пришлось отдать все деньги, за исключением 10 лир, что были у меня в сумочке.

Зато телефон сразу ожил и больше мне не надо будет за эту поездку вообще думать о пополнении баланса. С несчастными оставшимися 10 лирами я попыталась найти ресторан, где можно полопать супа (вчера мне попадались таверны, где суп стоил по 8 лир. он здесь считается закуской, а не основной едой), но мне ничего не нашлось, я почувствовала, как начинаю нервничать с мыслью, что мне вотпрямщас надо поесть, а больше денег нет, а идти до дома и возвращаться это еще километра 3 гулять по жаре. Но я решила что нервничать из-за отсутствия денег в поисках еды гораздо противнее, поэтому я все же пошла домой, взяла деньги и дошла до самой ближайшей к нам таверне, где не подают меню, счет приносят написанный вручную на бумажке, зато есть из еды практически все, что пожелаешь и стоит это все копейки (завтрак за 5 лир) без потери во вкусе и качестве. Короче очень круто. И поплелась туда. Только я успела заказать, закурить и попытаться успокоить себя с мыслью, что я уже села в тенек и сейчас поем, мне позвонил папа Утку. Спросил где я, я сказала что сижу в Аслы, он сказал, что сидит там же. И действительно, он сидел прямо напротив меня на веранде. Мы пообедали вместе, он не позволил мне заплатить за себя, хотя пора бы к этому уже привыкнуть. Потом пошли домой отдыхать от адской жары.

Вечером за нами заехала старшая сестра с мужем и дочкой и повезли нас к себе. Там мы провели отличный вечер, играя с малышкой, общаясь между собой и играя с маленьким котенком. Подгорало у меня конечно от периодических замечаний в сторону сестры от ее мужа, но в этот раз было, пожалуй, еще сносно. Вечером они сварили манты, отказываться от них оказалось бесполезно, потому что они грозились тогда пойти искать еду специально для меня, которую мне можно, поэтому я согласилась на манты, без острого соуса и чеснока. В целом, ничего очень запрещенного мне в вареных пресных мантах с йогуртом нет. И вообще я почувствовала себя человеком и даже уже дома позволила себе съесть несколько орешков (кажется, это был арахис, но он был оооочень вкусный и на наш совершенно не похож). Полет нормальный. Таблетки, которые я пью, помогают, кишечные симптомы начали проходить, ушло также сильное бурление и в целом дискомфорт в районе кишечника. Осталось пропить их еще 2 дня и тогда можно будет с уверенностью сказать, была ли права моя тетка-врач или нет.

Вечером, когда я уже собралась домой (папа ушел раньше), меня очень хотели довезти на машине, боясь, что я заблуждаю где-нибудь. Ппфффффф, коммон, пипл, они живут прямо возле главной длинной улицы в районе, к которой и по которой я за последние два дня ходила уже раз 10. И вообще, я полная противоположность топографическому кретину и запоминаю дорогу, даже если один раз посмотрю ее по карте, а если реально хотя бы один раз пройду, так вообще вспомню и лет через 10. Долго думала, откуда это у меня, потом поняла, что навык пришел с работой в пиар-агентстве, где таскаться по самым адовым закоулкам Москвы и даже Подмосковья (вот это был сааааамый ад, ездить в ебеня в промзоны вне города, где огромные фабрики и 2000 штук дальнобойных фур и все смотрят на тебя, как на дуру), а тут всего-то 10 улиц в районе и то, кроме главной и шоссе все расположены кварталами без всяких премудростей.

Сегодня я поняла, что плохое настроение или плохой настрой он везде может быть плохим и от моего места обитания это не зависит. Сегодня понервничав с деньгами, симкартами и едой, когда я возвращалась домой в десятый раз, зная, что потом мне снова надо проделать все тот же путь, я думала только о том, как мне жарко, как я заебалась ходить одной и той же дорогой (ахахаха, то есть меня хватило ровно на 3 дня) и как же сука здесь все далеко. Потом стукнула себя по лбу и поняла, что я вот уже 3 дня себе говорю, что я не поеду в центр, не поеду к босфору, не поеду туда, не поеду сюда, потому что мне а) лень и жарко б) страшно, вдруг опять прихватит живот в) сегодня выходной, куча народу г) куча народу это опасно д) если эти причины не прокатывают, придумывается какая-то другая. Короче, как только я начинаю скучать (как говорят турки "сыкылдым" - это и скука, и грусть, и напряги, и стресс и в целом апатия в одном флаконе), у меня портится настроение и мне уже не виден этот прекрасный любимый Стамбул, мне видится все в негативном свете.

В свое оправдание скажу, что мне, наверное, впервые в жизни, очень грустно одной. Не без Утку, а просто, без людей. Я провела первые два дня и две ночи одна. И мое настроение сразу поднялось, когда я хотя бы пообедала не одна, а с папой Утку и провела ужин в компании старшей сестры и ее семьи. Я начала опять целыми днями говорить сама с собой, потому что мне стало удивительно недоставать кого-то рядом. Друга, подруги, просто кого-то, с кем можно поговорить. Но в понедельник я пойду на треню, надеюсь, что повидаюсь со старыми знакомыми из группы капоэйра Истанбул, с кем-то пообщаюсь, приду в себя и все-таки поеду исследовать Стамбул.

Тяжело, оказывается, не только интровертам, но и экстравертам. Если первые чахнут в окружении людей, то я загибаюсь в их отсутствии.