03:12 

Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Вообще чем может зацепить Турция, многие этого не понимают. Нет, конечно, кроме исторического богатства и многовекового культурного наследия османов и турков. Хотя это тоже совершенно отдельный разговор, но пока я не буду вдаваться в историю, я, наверное, не тот человек, который может взахлеб интересно рассказывать про старые времена. История - моя нелюбимая наука. С детства, когда родители таскали нас по всем экскурсиям в Греции, на Кипре, в Испании и других странах, история воспринималась мной как какой-то бестолковый и малоправдивый миф. Наверное, это очень невежественное отношение, но никогда я не понимала, как с полной уверенностью педагоги и экскурсоводы рассказывали о том, что происходило полторы тысячи лет назад. С детства это мнение во мне закрепилось и даже в 24 года, после изучения истории Турции, Османской империи и Византии вдоль и поперек, я все еще приезжаю в Трою и Эфес и говорю: "Блин, ну те же камни, только в профиль. Камни и камни". А единственная вещь, которая запомнилась, это древний общественный сортир в Эфесе, где люди в какие-то там времена срали жопа об жопу. Вот такой из меня историелюб и искусствовед. Поэтому сегодня не об этом.



Я приезжаю в Турцию ради людей. Эту фишку я просекла еще в подростковом возрасте, когда чуть-чуть заговорила по-турецки. Злые языки могут считать иначе (мужики, ахаха, весна в одно место ударила, но вы удивитесь, с девушками это тоже работало). Я быстро заметила, еще обитая в отельно-тепличной среде, что люди в Турции потрясающе меняются, в зависимости от того, на каком языке ты к ним обращаешься. Это было особенно заметно в окружении моей семьи и по тому, какие впечатления от отношения людей вокруг мы привозили с собой в Москву. Независимо от твоего гражданства, акцента или цвета волос/глаз, когда ты говоришь с турками по-турецки, ты как будто попадаешь в какой-то закрытый клуб. Клуб "почетных гостей", к которым особое отношение.

Сейчас, когда я уже сносно говорю без особого акцента, я убеждаюсь в этом еще больше. Если раньше максимум, что я могла заметить, - пропадали приставучесть, включалось уважение, как к какому-то великовозрастному дяденьке, все вокруг тут же наровили окружить заботой и помочь, независимо от того, нужна помощь или нет. Все друзья мужского пола вокруг автоматически превращались в каких-то старших братьев, которые оберегали от всех напастей и выключали режим мартовского нахала with a hidden agenda. Конечно, мудаки есть везде, но из тех мужиков, которые пытались меня закадрить, от турецкой речи 100% превращались из приставал в прекрасных добрых молодых людей без задних мыслей. Женщины же, из с подозрением смотрящих на тебя дамочек тут же превращались в твоих подружек, которые ну просто не могли позавтракать не рядом с тобой и не спросив тебя, что ты думаешь о сегодняшних газетных новостях.

Я до сих пор вспоминаю, как на новый год две семьи, с которыми я сидела весь вечер за одним столом, познакомившись со мной, развлекали меня весь вечер вместо моего кавалера, а после вечеринки даже активно атаковали его вопросами и обвинениями, защищая меня, как будто это были мои родители/дядя/тетя, допрашивающие моего будущего жениха на тему того, почему он ведет со мной себя, как мудак. На секунду мне даже хотелось сгореть со стыда, потому что я им ничего не рассказывала, они просто наблюдали весь вечер за тем, как тот вел себя со мной, но выглядело все так, как будто я только и делала, что весь вечер изливала им душу.

В этот раз для меня ничего не изменилось. Более того, я вышла на какой-то совершенно новый уровень. Люди, которых я видела в первый раз в своей жизни, стали мне почти настоящей семьей. Озюм не отпускала меня ни на шаг, папа успокаивал меня и поил после экзамена, вел со мной каждый вечер задушевные разговоры, а перед последним днем спросил у меня, как у дочурки, на очереди после Озюм, есть ли у меня на завтра деньги и не надо ли мне добавить. Другая сестра Утку, с которой я вообще не планировала пересекаться, ее семья и дочка, тоже приняли меня прекрасно, правда центром вечера стала не маленькая племяшка, к которой мы собственно и приехали, а я. Меня распрашивали обо всем на свете, как будто бы мое мнение о самых разных вещах значило больше, чем кого бы то ни было другого. И это учитывая, что люди все обеспеченные, незашоренные и очень европеизированные. Да и знают в этой жизни побольше, чем некоторые пигалицы вроде меня.

Но все эти размышлизмы касаются и совершенно посторонних людей. В какой-то момент, я даже точно помню, в какой - мы подъезжали на пароме к Стамбулу после долгой поездки по материку до Измира, Чешме и обратно - я поняла, чем мне так нравится Стамбул и Турция. Они вырывают меня из моей зоны комфорта. Я конечно не интроверт, но я дико застенчива из-за своих комплексов. И эти комплексы делают меня, общительную, очень замкнутой порой с незнакомыми людьми или в незнакомых местах. И я просто ненавижу толпу. В Стамбуле вся эта толпа, порой не очень дружелюбные на вид люди, сирийские дети и все в таком духе это стресс для закомлексованной меня. Но, как верно сказала моя старшая сестра, я расцветаю в Турции. Я чувствую это сама. Я разговариваю, как и турки, буквально со всеми подряд. С подбежавшими бедными детьми, с торговцами, с прохожими, которым нужна помощь, или пассажирами в метро, которым вдруг тоже хочется присоединиться к нашему разговору о политике. И я не просто разговариваю. Я разговариваю с улыбкой. Когда ко мне подходит уставший и уже почти злой продавец фруктов и я знаю, что не буду у него ничего покупать, мы умудряемся и с ним поговорить так, что он расплывется в улыбке и пожелает нам хорошей дороги (в недружелюбном портовом городе Ялова так и случилось). Я делю ужины с котиками (даже тот ужин, который состоял из маленького кусочка сыра), играюсь с собачками, как это делают все здесь. Я расстворяюсь, как будто бы жила тут всю жизнь.



Когда на нас, туристов, продавцы сувенирной лавки в крохотной деревне Шириндже, которая не видела иностранцев вот уже 6 месяцев, смотрят как на оазис посреди пустыни, но заслышав турецкую речь, тут же забывают о торговле, потому что им тоже хочется просто поболтать о политике, о судьбе эмбарго в стране, которая запретила своим туристам посещать Турцию, и об истории странной девушки, которая ни с хуя вдруг выучила турецкий по книжкам. И ты разговариваешь со всеми с таким удовольствием и получаешь от окружающих людей такой заряд энергии, что начинаешь чувствовать себя частью огромной семьи, члены которой так давно не виделись, что никак не могут наговориться. И ты вроде сначала вытаскиваешь себя из зоны комфорта, а потом понимаешь, что вне привычной среды тебе даже лучше. Ты чувствуешь себя живой и счастливой, как никогда раньше, от простых повседневных разговоров с обычными людьми.

Я помню эту же мысль на базаре в Манавгате несколько лет назад. После базара в Фетхие и нашего неудачного опыта до этого, я поклялась себе не ходить на базары, только если со мной не пойдет мой турецкий кавалер. Ведь в Фетхие я была со своим тогда русским парнем и объясняла ему правила торговли на базаре, но тот не слушал. А его манера выбирать только самое дешевое далась нелегко (ведь дешевое получалось выторговывать только мне с моим турецким - для иностранных туристов цена в два раза выше). И я говорила ему брать тот кальян или уходить и искать другой. Но он ушел, чтобы "еще набить цену" (блдь, я сорок раз сказала, что если мы уйдем сейчас, мы у этого чувака больше не купим, на меньшее он уже точно не согласен, а если мы придем обратно, торг надо начинать заново. да еще и с оскорбленным на этот раз владельцем). И потом лучше и дешевле не нашел и попросил вернуться туда и попросить ту цену, которую предлагал продавец. А я в итоге от продавца выслушивала 40-минутную лекцию о том, как надо торговаться и что так не делается (я только краснела и бросала, что "я-то знаю, но мой глупый спутник..."). Стоит ли говорить, что когда мы оттуда вышли, я чувствовала себя как выжатый лимон и поклялась больше никогда не ходить на базары без турка. Но в Манавгате сработало неизменное правило "куда ни пойдешь в турецком городке, все равно упрешься в базар". И я туда пошла, на свой страх и риск. И я гуляла там 3 часа. Одна. Чувствуя себя там, как рыба в воде. И накупила кучу всего клевого, пообщалась со всеми продавцами, выслушала с сотню историй жизни, а главное, уехала полная энергии.



И в Стамбуле, в этой толпе, я тоже была полна энергии. Я даже не знаю почему. Потому что я чувствовала себя как будто дома. Как будто этого дома у меня нет больше нигде. Это не тот дом, где семья и любимые мама, папа, сестра, кот. Это такой как будто призрачный дом, как будто я здесь когда-то очень давно - там, где-то в другой жизни - жила и была очень счастлива, но сейчас он мне только снится и в этой реальности я не я, и дом у меня без спускающихся с балкона в продуктовый магазин корзинок.

Ну вот, хотела что-то красивое про Стамбул написать, а вышла опять какая-то понятная только мне хуйня. Извините.

URL
Комментарии
2016-05-18 в 11:03 

Юсла
music saved my life ©
я тоже самое чувствовала, кода приезжала на Украину) это такое приятное эмоциональное удовлетворение от места и окружающих людей, что каждый раз уезжала оттуда с дырой в сердце и слезами) дома в родном окружении я такого никогда не чувствовала
сейчас на Украине все более напряженно, и удовольствие можно получать лишь от общения с родственниками, либо абсолютно незамороченных на политике людей, а таких очень мало, к сожалению.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Hadi hodri meydan!

главная