Анна Роддик
Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Простите мне мои бредовые записи с дурацкими вставками из этого дурацкого рассказа. Если честно, меня уже вторую ночь неподеццки штырит. Ощущение такое, будто я либо во сне, либо на спидах. Двое суток я сижу за этим рассказом и вчитываюсь в него так, как будто там есть ответы на все мои вопросы.

Но там ничего нет. Я так верила в эту книгу, я так ее полюбила, она нравилась мне тем, что была совершенно невероятной по своей атмосфере, но я точно знала - это все правда. Это все - моя жизнь. А теперь я читаю и не могу разобрать ни единого слова - в глазах все плывет, строчки сливаются в одну, а вместо реплик главных героев в голове пульсирует "это все ложь", "это все выдумка".

Я ощущаю себя почти шизофреником. Ведь я знаю, что это было на самом деле. Но я читаю и мне не кажется, будто это произошло со мной. Мне не кажется, будто это вообще когда-либо произошло. Этого всего просто будто не было. Ничего не было. Его не было, меня не было. И всей это дурацкой истории не было. Вот декабрь 2014. И это все правда. А вот уже январь 2014 и я не верю ни единому написанному слову.

И я понимаю его. Точнее, вот конкретно в данный момент я понимаю, почему так тяжело открыться другому человеку. Почему он отталкивает всех, не желая сблизиться хоть с кем-то. Потому что это ровно вот настолько больно, насколько мне больно сейчас. Нет, это не та боль, которая исписывает страницы в соцсетях постами про "боже, меня ранили в спину олололо". Эта такая странная пустота внутри, которая отрицает все, во что ты когда-либо верил.

Я верила в открытость. Я всегда была открытым человеком. Верила, что если к человеку быть открытым, он последует примеру, а не воспользуется твоей уязвимостью, чтобы пошатнуть веру в человечество. Я всегда верила, что к людям надо относиться с добротой и пониманием. И я понимала. Ровно 8 лет я понимала все эти головоломки, которые он мне выдавал одну за другой. Я всегда верила, что если искренне заботиться о другом человеке, он воспримет это с благодарностью, хотя даже нет, что он просто хотя бы ВОСПРИМЕТ это. Откроется, станет ближе или что-то вроде того.

Я больше не верю.

Я верю в то, что лицемерие помогает выходить всюду сухим из воды. Я верю, что умение держать все в себе поможет защитить самое уязвимое, что во мне есть. Я верю, что открываться людям не стоит. Ведь если не тому, кого ты полжизни знаешь, то никому вообще. Я верю, что честные и искренние разговоры бесполезны, зато манипулирование дает именно тот результат, которого ты добиваешься. Я верю, что заботиться о другом человеке занятие бесполезное и рисковое для жизни, поэтому прежде всего надо безусловно позаботиться о себе. Я верю, что любви не существует. Существует только взаимовыгодное сосуществование до тех пор, пока вы друг другу зачем-то нужны.

Спасибо. Ты преподнес мне последний урок в этой жизни. Я была уверена, что тот панцирь, которым я закрывалась от окружающего мира в 16 мне больше не понадобится никогда. И да, в какой-то степени я оказалась права. Теперь это не панцирь. Теперь это бетонная стена метровой толщины. И я не уверена, что кому-то когда удастся эту стену пробить.

Я знаю, что мне еще далеко до тебя и твоих навыков. И знаю, что мне долгое время было не по себе с мыслью о том, что я могу и готова прожить всю эту жизнь одна. Но я научусь. Как научилась всему остальному у тебя.

Как только научусь останавливать этот чертов ливень из глаз.

@темы: 2643