Записи за месяц: Февраль
18:02 

Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Возвращаться на тренировки, да еще и в таком усиленном формате, как я сейчас (на прошлой неделе было 5 тренировок, на этой неделе я нацелилась на все 7), это ни с чем не сравнимое чувство. Когда ты только приходишь после перерыва (для столь требовательного спорта месяц перерыва это уже много), ты сначала чувствуешь резкое разочарование, потому что ты не только не можешь делать те движения, которым, казалось, ты только научился (бланш, например, или переворот вперед на опорном прыжке), но ты даже упражнения на закачке выполнять не в состоянии.

Чувствуешь себя полнейшим пельменем и бесполезной овсянкой, но вот проходит неделя, вторая и ты вспоминаешь, что такое бежать на треню в любой свободный вечер. И вот сначала ты стабильно начинаешь делать сальто углом (до бланша я все еще никак не доберусь), постепенно начинаешь тренировать новые элементы на бревне, на которые твоя тренерка поглядывает, а потом подходит и заинтересованно говорит «а чего это ты такое делаешь? покажи, я тоже хочу попробовать», а тренер-мужик, после пятнадцатиминутного выспрашивания «чего? куда руки? а голову куда? как-как?» говорит «да ну нафиг, как вы вообще на этом снаряде занимаетесь??», начинаешь соединять рондат-фляк, учишься игнорировать боль в забитых икрах, берешь слово с тренерки, что она даст тебе в следующий понедельник пробовать винт (!!)

А ещё, у нас появился новый тренер по гимнастике. Пока непонятно, останется он у нас или нет, но такого офигенного, внимательного и заботливого мужика у нас еще не было. Хочу, чтобы он остался. А если он будет в другом зале, буду ходить туда.

19:31 

no surprises

Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Сознание очень странная штука. То ли на меня так действуют лекарства, которые я пью, то ли пью я не то и не от того, но постепенно у меня создается впечатление, что голова моя плавно улетает в какую-то сторону. И даже несмотря на жуткие сны, катастрофически нервное состояние, я держусь на ногах. Я очень не люблю ныть, а еще больше я не люблю чего-то бояться, для меня собственные страхи это наверное худшее, что для меня в этой жизни есть.

Поэтому я продолжаю твердо стоять на ногах. Пеку блинчики и маффины с голубикой, радуюсь сданными на отлично экзаменами, хожу на тренировки и первая решаюсь начать отрабатывать на бревне акробатическую связку (рондат - сальто назад для соскока), ухаживаю за мамой, которая то лежит с заклиненной спиной, то напивается до вертолетов с подружкой (в пользу мамы, последнее происходит раз в год). Валяюсь в ванной, сплю, продолжаю монтировать отличные видосики по работе и с радостью берусь монтировать видео на 17 февраля - встречу выпускников, 10 лет выпуска - для людей, часть из которых я стойко ненавидела весь подростковый период. Забавно, но оказывается, спустя 10 лет и благодаря работе над самооценкой я выяснила, что вроде как и злюсь я не на тех, а на одноклассников у меня нет больше никаких обидок...

Ну, в общем, все вроде так гладко и клево, а голова существует в каком-то своем отдельном пространстве, о котором я никому ничего не рискую рассказать. А о существовании онного говорит только почти слезший с большого пальца ноготь, потому что я как какой-то наркоман продолжаю упорно расковыривать под ним кожу (от ногтя уже осталась половина), но слава богу подобное проявление моего психоза мало кто замечает, кроме меня, ведь когда надоедает или слишком начинает болеть палец левой руки, я берусь за правую. А это и правда больно. Но потом проходит и я начинаю по новой. А никому не рискую рассказать просто потому, что это пространство моих страхов, моих слабостей и мир жалости к себе. И я с удовольствием даю себе себя пожалеть (в отличие от моей старшей сестры, которая как раз этому пытается сейчас научиться у психотерапевта), я вот четко знаю, что дав себе протрястись от страха и поблевать от отвращения, а потом плакать под грустные песенки (спасибо Хаусу, теперь в моем плеере есть целый альбом таких специальных композиций для моментов жалости к себе) пару дней подряд это отличный выход накопившимся и где-то подавленным кусочкам остатков чувств/страхов и тп. А потом оно отступает само.

И уже после этого не страшно впиваться ногами в края бревна, пытаясь встать новую связку, можно смело улыбаться и искренне радоваться словам моей тренерши «Вот Аню слушайте, потому что она все знает и правильно говорит». И надеяться, что еще через пару месяцев голова встанет на место окончательно. А пока простите за немногословные и, возможно, слишком сумбурные посты.

20:40 

Yeah, I fell out of bed the first night I was sleeping here. That’s about as close to skydiving I got this week (c) Andy Roddick
Я ненавижу слишком реальные сны. Такие, которые выбивают из колеи настолько, что несколько дней прийти в себя не можешь. Такие жуткие, в которых ты буквально проживаешь целую отдельную жизнь. Такие ненормальные, что ты даже понять не можешь, зачем твое сознание тебе это показывает. Но и такие ненормально затягивающие, очнувшись от которых ты не понимаешь, зачем вообще было возвращаться оттуда в этот реальный мир.

Hadi hodri meydan!

главная